Главная » Товар-Деньги-Товар » Европой об косяк

Европой об косяк

Ежегодно в ЕСПЧ поступает до ста тысяч жалоб

В июле 2007 года администрация города Кирова обратилась в Нововятский районный суд с иском о выселении Георгия Николаевича Завражных (все персональные данные изменены. – прим. В.Б.), его сына Владимира Георгиевича и брата Алексея Николаевича – или, точнее будет сказать: «о признании неприобретёнными их прав на жилое помещение, снятии с регистрационного учёта и освобождении жилплощади от имущества», – из их дома по улице Заводской. Однако суд, выслушав аргументы сторон, в иске горадминистрации отказал, обязав её, в свою очередь, предоставить ответчикам благоустроенное жилое помещение в черте города Кирова площадью не менее 81,3 квадратных метра.

Месяцем позже, правда, судебная коллегия областного суда изменила решение районной инстанции, во-первых, удовлетворив требование горадминистрации о выселении жильцов и, во-вторых, сократив её обязательства по предоставлению новой жилплощади с 81,3 до 27 квадратных метров. Тем не менее, даже это скромное (9 квадратных метров на человека) определение облсуда городскими властями до сих пор не выполнено, из-за чего Георгий Завражных и его родные вот уж почти восемь (!) лет вынуждены скитаться по чужим углам.

Если же вспомнить, что ещё за два года до первого судебного решения, в октябре 2005 года, квартира Георгия Николаевича – несмотря на то, что задолженности по коммунальным платежам он не имел, – была отключена от водо- и тепло-, а в декабря 2005-го – от электроснабжения, то общий срок их мытарств скоро и вовсе достигнет десятилетней отметки. При том что ни одно из обращений, с которыми они обратились за это время буквально в десятки государственных инстанций, к положительному результату не привело.

Таким образом, в действиях российской власти по отношению к Георгию Завражных и его родным очевидно усматривалось нарушение как минимум шести статей европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, которая была ратифицирована Российской Федерацией в 1998 году. И, соответственно, другого выхода, кроме как обратиться за защитой своих прав в Европейский суд по правам человека, у Георгия Николаевича не оставалось. И он обратился.

 

Обязательства в натуре

В России, как известно, отношение к Страсбургскому суду всегда было неоднозначным – причём безотносительно к текущей политической или экономической конъюнктуре. В чём только ЕСПЧ не упрекали: и в чрезмерно-то высоком проценте отказов (а приемлемыми в тамошней канцелярии признают, как правило, не более 4-5% поступивших заявлений), и в неприлично-то длительных сроках рассмотрения, которые и впрямь зачастую затягиваются не на три и даже не на пять лет, – что, впрочем, неудивительно при столь интенсивном притоке жалоб из нашей страны (а мы, к слову сказать, в разные годы обеспечиваем от 17% до 27% всех дел, рассматриваемых в Страсбурге – в разы больше, чем жители любого другого государства Европы).

Однако, как и в любом другом юридическом процессе, в европейском судопроизводстве есть целый ряд процедурных тонкостей, зная и используя которые, опытный правозащитник получает возможность значительно ускорить работу судебной машины. Так, не секрет, что в ЕСПЧ разработана целая система приоритетов, на основании которой те или иные категории жалоб рассматриваются в первоочередном порядке. В частности, безусловное первенство отдаётся делам, в которых просматривается угроза жизни заявителя или речь идёт о нарушении прав ребёнка. Кроме того, определённые преференции предусмотрены для заявлений, поднимающих вопросы, представляющие всеобщий интерес, а также для так называемых «повторяющихся дел», которые либо уже рассмотрены в пилотном постановлении суда, либо могут привести к принятию такового (на профессиональном жаргоне, по словам бывшего судьи ЕСПЧ от России Анатолия Ковлера, такие дела называются «клонами» – и до 60% постановлений выносятся аккурат по ним).

 

В разумный срок

Не буду утомлять читателя перечислением всех нюансов; главное, что – в итоге – жалоба Георгия Завражных благополучно попала в число полутора сотен именно таких жалоб-«клонов», ранее поступивших от граждан, которые, как и Георгий Николаевич, пострадали от длительного неисполнения решений российских судов, обязавших органы власти совершить в пользу заявителей определённые действия в натуре – будь то предоставление жилья, выполнение ремонтных работ или оказание жилищно-коммунальных услуг. Роднило заявителей и то, что все они – в силу известных особенностей российской судебной системы – были фактически лишены возможности для эффективного восстановления нарушенных прав. При этом по некоторым из этих дел правительство России уже успело направить в Страсбург свои ходатайства, настаивая на прекращении производства. Однако суд, рассмотрев эти документы, счёл, что они не затрагивают ключевой аспект проблемы (то есть отсутствие у пострадавших эффективного средства правовой защиты на внутригосударственном уровне), а потому был вынужден отклонить их и продолжить рассмотрение всех поступивших жалоб. В результате чего, собственно, и было вынесено пилотное постановление ЕСПЧ, обязавшее российские власти в двухлетний срок (но не поздней, чем до 1 октября 2016 года) восстановить нарушенные права полутора сотен граждан РФ, – и в их числе Георгия Завражных, – которые пострадали от длительного неисполнения судебных актов, содержащих обязательства в натуре.

 

Ключевой аспект

«Вообще неисполнение (или несвоевременное исполнение) судебных решений – самая часто встречающаяся проблема, ведущая к нарушению Конвенции по защите прав человека и основных свобод с момента её ратификации Россией в 1998 году, – гласит, в частности, текст пилотного постановления. – При этом законодательные инициативы российских властей, направленные на создание особого компенсационного механизма в данной категории дел, не гарантируют гражданам эффективных средств правовой защиты на внутригосударственном уровне. Так, Гражданский кодекс РФ полностью не исключает вероятность компенсации, однако выплата её прямо увязана с установлением вины органов власти, что делает шансы граждан на получение этой компенсации ничтожными. А, к примеру, закон о компенсации (имеется в виду Федеральный закон N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 года. – прим. В.Б.) ограничивает применение этой нормы лишь теми судебными актами, которые предусматривают её выплату из госбюджета – оставляя, таким образом, не у дел тысячи заявителей, в отношении которых суд принял решение о выполнении обязательств в натуре».

 

Система приоритетов

При этом, что важно, ЕСПЧ – отметив имеющееся в России расхождение между социальными обязательствами государства о предоставлении жилья определённому кругу лиц и неспособностью властей выполнить эти обязательства  из-за нехватки бюджетных средств, – в своём постановлении особо подчеркнул, что Конвенция по защите прав человека и основных свобод не позволяет органам власти ссылаться на недостаточное финансирование в качестве оправдания неисполнения судебного решения. «Данная ситуация существенно ослабляет способность судебных приставов обеспечивать исполнение решений суда в соответствии с законом, – говорится далее в документе. – Органы власти либо игнорируют многочисленные повестки со стороны судебных приставов, либо ограничиваются отписками о том, что исполнение судебного решения невозможно из-за отсутствия денег».

Так или иначе, но теперь – в соответствии с пилотным постановлением Европейского суда – правительству России придётся в течение двух лет восстановить права всех тех полутора сотен граждан, которые обратились в Страсбург, пострадав от длительного неисполнения судебных актов. При этом производство по всем подобным делам (хотя в канцелярию ЕСПЧ продолжают поступать сотни аналогичных жалоб) суд счёл возможным на эти два года приостановить.

 

Европейский суд по правам человека (European Court of Human Rights), или Страсбургский суд – международный судебный орган, юрисдикция которого охватывает все государства – члены Совета Европы, ратифицировавшие европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и включает все вопросы, относящиеся к толкованию и применению данной Конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц. На Россию юрисдикция ЕСПЧ – в соответствии с Федеральным законом «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года – распространяется с 5 мая 1998 года. Как гласит ст.1 данного закона, Россия «признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией указанных международных договоров». При этом и Конвенция, и протоколы обладают большей юридической силой, нежели национальные законы.

Сам Страсбургский суд не может отменять решения, вынесенные органом государственной власти или национальным судом, но вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и возмещения всех расходов выигравшей стороне, а также привлечения к ответственности всех виновных должностных лиц, при этом национальные судебные инстанции обязаны пересмотреть ранее состоявшееся судебное решение в порядке надзора вне зависимости от сроков его вынесения.

Случаев неисполнения решений ЕСПЧ государствами – членами Совета Европы за всю многолетнюю практику Страсбургского суда не зафиксировано. 

 

Плюсануть
Поделиться
Запинить