Главная » Товар-Деньги-Товар » Нам не страшен серый долг

Нам не страшен серый долг

Офис холдинга «СоЛЮД» на улице Казанской в городе Кирове

 

Предприниматель, задолжавший – вместе со своей роднёй – более двухсот миллионов рублей государственному банку, спокойно ездит за границу, банкротит свои предприятия и дарит активы несовершеннолетнему внуку. А банк и суды смотрят на это сквозь пальцы.

Закрутилось и запуталось всё, конечно же, гораздо раньше, но любую историю надо с чего-то начинать – и почему бы за точку отсчёта нам не взять тот осенний день 2015 года, когда соучредитель (с 60%-ной долей) ООО «Советский мясокомбинат» Леонид Солодилов обратился к генеральному директору предприятия (и владельцу остальных 40%) Владимиру Колпакову с письменным запросом, чтобы тот – в соответствии со ст.93 Федерального закона №312-ФЗ – предоставил ему оригиналы документов ООО: Устав, выписку из ЕГРЮЛ, свидетельства о госрегистрации и постановке на учёт, учредительный договор и так далее. Зачем Леониду Сергеевичу всё это вдруг потребовалось, в запросе указано не было, однако ссылка на Федеральный закон навела Владимира Семёновича на подозрение, что его партнёр надумал продать свою долю в ООО. А потому гендиректор предложил (и тоже письменно) Леониду Солодилову провести эту процедуру с соблюдением норм законодательства и п.6.5.3 Устава ООО «Советский мясокомбинат», который гласит, что «продажа или уступка иным образом участником Общества своей доли или части доли третьим лицам допускается только с согласия других участников Общества». Тем более что параметры действий в отношении долей между участниками ООО были чётко оговорены ими обоими в устной беседе буквально на днях.

Леонида Сергеевича, однако ж, такой вариант отчего-то не устроил – и на отказ гендиректора он выдвинул новое требование: провести внеочередное собрание участников ООО, где рассмотреть вопрос о досрочном прекращении полномочий Владимира Колпакова и об избрании на его место своего зятя Дмитрия Баранова. То есть, по-русски говоря, пригрозил строптивому увольнением. А затем вновь запросил оригиналы документов, на этот раз – посулив в случае отказа привлечь Владимира Семёновича ещё и к административной ответственности.

В итоге вместо шести оригиналов Леонид Солодилов получил по почте пять копий. В подлиннике гендиректор (и, как позже выяснилось, зря) послал ему только список участников ООО. Правда, от потери контроля над ситуацией это его уже не спасло.

Девятый пункт

Имя Леонида Солодилова в Кирове известно давно: в первые годы XXI века он даже слыл тут у нас «пищевым королём региона», причём слыл заслуженно: заводы, входившие в его холдинг «Кировпищепром», по данным «Бизнес новостей», ежегодно пекли до 45 тысяч тонн печенья, занимая 12% российского рынка. Схема работы холдинга, к слову, выглядела довольно своеобычно: сам «Кировпищепром» был госпредприятием, КОГУПом, а его связи с другими участниками холдинга выстраивались на основе того, что их владельцем («где-то 100%, где-то небольшой пакет») был директор КОГУПа, то бишь Леонид Солодилов.

После громкого конфликта с департаментом госсобственности, который в те годы возглавлял Александр Дмитриев, Леонид Сергеевич решил вывести свой основной бизнес за пределы Кировской области. Тогда его холдинг, как сообщал портал newsler.ru, «потерял Лебяжский и Немский маслозаводы, уржумские агропредприятия «Феникс» и «Дружба», а также ООО «Надежда» в Советском районе», оставив за собой на Вятке разве что ОАО «Кировский кондитерско-макаронный комбинат» (где Леониду Солодилову принадлежало 79,43% акций), ООО «Советский мясокомбинат» (60% долей) да роскошный офис на улице Казанской, где обосновался семейный холдинг «СоЛЮД», названный так в честь дочерей Леонида Сергеевича: Юлии и Дины, – благо, обе оказались достойными продолжательницами отцовских традиций в бизнесе. А сам Леонид Солодилов уже вскоре приобрёл 100%-ные доли в ООО «НПФ «Республиканский молочный завод» и ООО «Птицефабрика «Звениговская» в республике Марий Эл.

Шутки шутками

Но – вернёмся к нашему мясокомбинату. Отсутствие оригиналов документов и документально подтверждённого согласия второго участника ООО, как выяснилось, ничуть Леонида Сергеевича не смутило. И уже в феврале 2016 года он по договору дарения отчуждает часть свой доли (50%) в пользу своего несовершеннолетнего (2006 года рождения) внука Кирилла Солодилова – сына Юлии Солодиловой и Дмитрия Баранова. А в марте таким же образом дарит Кириллу и оставшиеся 10%.

Владимир Колпаков, узнав о появлении в ООО нового участника, крепко удивился, поскольку пребывал в уверенности, что без его ведома это произойти не может. Тем более что фиктивность договора дарения буквально пёрла наружу: всеми процедурами, требующими участия в делах общества (собрания участников, переписка, представительство в судах) вместо Кирилла занималась его мама Юлия Солодилова, да и сам Леонил Сергеевич от участия в делах отходить не собирался, продолжая (уже от имени внука) принимать решения, которые гендиректор вынужден был исполнять.

А потому, спустя какое-то время, Владимир Семёнович обратился в Арбитражный суд Кировской области с исками, потребовав признать сделки по передаче доли недействительными, так как они были совершены в нарушение того самого п.6.5.3 Устава ООО «Советский мясокомбинат», который, напомним, запрещает продажу или уступку иным образом своей доли третьим лицам без согласия других участников Общества. Однако в ходе судебного разбирательства – к своему изумлению – узнал, что, оказывается, он не только был должным образом уведомлен о намерениях Леонида Солодилова подарить свою долю, но и дал согласие (!) на это дарение, и, более того: лично (!) представил нотариусу Светлане Карандиной оригиналы истребованных документов, о чём Светлана Павловна прямым текстом сообщила в своём отзыве на его иски.

Владимир Семёнович, – который ни согласия, ни оригиналов (кроме уже упомянутого списка участников ООО) Леониду Сергеевичу не давал, а к нотариусу и вовсе не приходил, – представил суду письменные возражения, приложив к ним все необходимые подтверждающие документы. Ан, то ли он лицом не вышел, то ли не с той стороны бумаги поднёс – но суд отчего-то предпочёл поверить не документам, а домыслам нотариуса. А в тексте решения ещё и указал, что истец, мол, доводы ответчика не опроверг. «А что же в таком случае должно пониматься под опровержением? – только и ахнул Владимир Семёнович, прочитав вердикт. – И как, если не документами, опровергать устные доводы оппонентов, которые и вовсе никакими доказательствами не подтверждены?». Но поезд первой инстанции уже ушёл.

Снова и снова

А теперь, думается, самое время поговорить о причинах, вынудивших Леонида Солодилова в экстренном порядке дарить свою долю в ООО «Советский мясокомбинат», причём дарить не дочерям, не зятьям, а несовершеннолетнему внуку. Дело в том, что предприятия, принадлежащие Леониду Сергеевичу и его родне, за последние годы крупно задолжали. По оценке специалистов, их совокупный долг перед бюджетом и Марийским региональным филиалом АО «Россельхозбанк» (100% акций которого тоже принадлежат государству) на начало 2017 года превысил 200 миллионов рублей.

Откуда взялась такая цифра? Во-первых, члены семьи Солодиловых выступали поручителями по кредитам, полученным ООО «Птицефабрика «Звениговская» в марийском филиале РСХБ, и в декабре 2015 года – решением Звениговского райсуда – с ООО и поручителей было солидарно взыскано 132,98 миллиона рублей. При этом за предприятием осталась ещё и немалая (более 9 миллионов) задолженность по налогам, зафиксированная в определении Арбитражного суда республики Марий Эл.

В 2011-м и в 2014 годах кредиты в марийском филиале РСХБ получало также ООО «Кондитерская фабрика «Юбилейная» из республики Коми, которое принадлежит Юлии Солодиловой. По данным на март 2015 года, непогашенная задолженность фабрики перед банком составляла более 40 миллионов рублей. При этом, что интересно, вскоре после получения второго кредита на предприятии началась процедура ликвидации, а спустя полгода оно объявило себя банкротом. Конкурсное производство здесь длится почти два с половиной года, однако никакого имущества (выручка от продажи которого должна пойти на счёт Россельхозбанка как залогового кредитора) до сих пор не продано.

Практически та же история произошла с кировским ООО «СашаН», принадлежащим мужу Дины Солодиловой Дмитрию Новокшонову: в 2014 году его ООО получило в марийском филиале Россельхозбанка кредит в 30 миллионов рублей, вскоре после чего Дмитрий Николаевич принял решение о добровольной ликвидации предприятия. В апреле 2016 года определением арбитражного суда в реестр кредиторов ООО «СашаН» были включены требования РСХБ на сумму свыше 103 миллионов рублей.

Есть основания ожидать в ближайшее время начала процедур банкротства и в отношении ещё одного крупного должника Россельхозбанка – ООО «НПФ «Республиканский молочный завод» (ООО «НПФ «РМЗ»), 100% уставного капитала в котором принадлежат Леониду Солодилову. Причём с заявлением о признании РМЗ несостоятельным должником, вероятней всего, в суд выйдет ООО «Диана-С», где гендиректором и единственным учредителем числится Наталья Абдусаламова (она же – гендиректор и самого ООО «НПФ «РМЗ»), а право требования долга, на основании которого это заявление будет подано, перешло к ООО «Диана-С» от ООО «Юстис плюс», владелицей 100% уставного капитала которого числится Юлия Солодилова.

За всем за тем – как бы лояльно марийское отделение АО «Россельхозбанк» к Леониду Солодилову ни относилось, – совсем не реагировать на наличие столь серьёзной задолженности оно не имело права. А потому филиалом, хоть и не по горячим следам, но были-таки поданы заявления о признании Леонида Солодилова, Юлии Солодиловой и Дмитрия Баранова банкротами (а 27 февраля 2017 года Арбитражный суд Кировской области уже признал Леонида Сергеевича таковым). И перед семейством замаячила реальная угроза, что их активы попадут в конкурсную массу и будут подлежать реализации.

Допустить такое развитие событий, как вы понимаете, Леонид Солодилов не мог. Потому-то его родня и начала активно избавляться от своих долей, где-то (как в случае с Советским мясокомбинатом) переписывая их на несовершеннолетнего внука, ещё не успевшего наделать долгов, а где-то (как в случае с РМЗ) – на людей из ближнего круга.

По-русски говоря

Ах, да – нотариус… А что – нотариус? Нотариус – она тоже человек и тоже может совершать ошибки. Стеснённые обстоятельства возникают у всех: кому-то домик в Машкачах надо срочно достроить, кому-то – на Багамах отдохнуть, кому-то – дочь на учёбу в США отправить. Но ведь на то и Арбитражный суд, чтобы карась – то бишь нотариус – не особо на посторонний промысел отвлекалась, особенно когда речь заходит о сомнительных сделках с ощутимым противоправным душком. Например, когда погрязший в долгах дедушка дарит несовершеннолетнему внуку акции оценочной стоимостью под 30 миллионов. Или, – как однажды случилось в Уржуме, – когда предприниматель Андрей Малыгин возжелал одним махом получить 50%-ные доли аж в трёх ООО: «УржумСервис», «Эко-Лайн» и «Коммунальное хозяйство», – не сочтя нужным спросить согласия на то у владелицы второй половины долей – Ольги Метелёвой.

Помню, Арбитражный суд Кировской области тогда довольно долго разбирался в перипетиях этой истории, но в итоге всё-таки признал незаконным нотариальное действие, совершённое нотариусом Светланой Карандиной по удостоверению договора купли-продажи. По ходу напомнив Светлане Павловне, что, удостоверяя сделку, направленную на отчуждение доли в уставном капитале общества, она должна была тщательно проверить полномочие отчуждающего их лица на распоряжение этой долей – и однозначно отказать в совершении нотариального действия, если представленные документы вызвали б у неё сомнения в соответствии требованиям законодательства. Федеральные законодатели специально прописали в ст.21 закона об OOO так называемый «антирейдерский» девятый пункт, чтобы исключить возможность незаконных сделок по отчуждению долей. А тут – на тебе: нотариус удостоверяет сделку не только без документально подтверждённого согласия второго участника ООО, но даже и без всякой попытки выяснить, есть это согласие или нет.

И, кстати, оценку действиям Светланы Карандиной кировский суд, как выяснилось, дал тогда абсолютно верную: полгода спустя, после двух апелляций, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил его решение без изменений.

Из ближнего круга

И – ещё несколько слов о марийском отделении Россельхозбанка, вернее – о той странной выжидательной позиции, которую эта государственная организация заняла по отношению к долгам Леонида Солодилова и его родни. Судите сами: решение Звениговского райсуда о солидарном взыскании с ООО «НПФ «РМЗ», ООО «Торговый дом «Звениговский», Дмитрия Баранова, Леонида Солодилова и Юлии Солодиловой в пользу АО «Россельхозбанк» задолженности по кредитам ООО «Птицефабрика «Звениговская» вступило в силу ещё в декабре 2015 года – и за весь следующий год работники банка так и не удосужились предъявить исполнительные листы к исполнению. Причём в отношении Юлии Солодиловой и Дмитрия Баранова эти листы, – если верить сайту управления ФССП по Кировской области, – не предъявлены до сих пор. В итоге Леонид Солодилов, во-первых, мог беспрепятственно по два-три раза в год ездить во Францию, где постоянно проживает (будь исполнительные листы предъявлены, выезд за границу ему был бы закрыт). А, во-вторых, со спокойной душой продолжает расходовать средства кредитора и, более того, совершает активные действия по сокрытию своего имущества, о чём наглядно свидетельствует пример с ООО «Советский мясокомбинат». Шутки шутками, а рыночная стоимость доли Леонида Солодилова в этом ООО, – поскольку она даёт право управления предприятием, – составляет не менее 20-30 миллионов рублей. И если Россельхозбанк не оспорит со своей стороны сделку дарения этой доли – не видать государству этих денег, как своих ушей.

По жизни же пока всё происходит с точностью наоборот. Хуже того: банк, похоже, готов закрыть глаза на сомнительную кредитную историю своего клиента и кредитовать его семейство снова и снова. Так, уже летом 2016 года Леонид Солодилов предложил Владимиру Колпакову взять под залог имущества ООО «Советский мясокомбинат» в РСХБ долгосрочные кредиты на 10 и 50 миллионов рублей, а полученные деньги передать ему. Зная о том, что солодиловские предприятия после того, как берут кредит, как правило, ликвидируются и банкротятся, Владимир Семёнович Леониду Сергеевичу отказал. Как-никак, на комбинате работают 220 человек, да и для Советского района он – предприятие бюджетообразующее. Отказ, однако же, обошёлся гендиректору дорого: Леонид Солодилов вновь начал принимать меры по снятию упрямца с должности и избранию на его место своего зятя.

Сейчас решение собрания участников о снятии Владимира Семёновича оспаривается в суде, и он всё ещё гендиректор. Но, – памятуя о том, как формально порой подходит кировский арбитраж к представляемым оппонентами Леонида Солодилова доказательствам, – гарантировать, что Владимир Колпаков останется на должности и будет и дальше противостоять выводу активов предприятия и его банкротству, никто не может. По большому счёту, всё упирается в злополучный договор дарения доли несовершеннолетнему внуку. И если апелляционная инстанция – вслед за первой – сочтёт обстоятельства его заключения соответствующими законодательству, то от краха мясокомбинат не спасёт даже Владимир Колпаков.

 

Примечание автора:

Дабы избежать досужих кривотолков, стоит пояснить, что устойчивый интерес Леонида Солодилова к Советскому району, который традиционно считается вотчиной первого секретаря Кировского обкома КПРФ Сергея Мамаева, отнюдь не свидетельствует о наличии между ними давней и устойчивой связи, как утверждают иные злые языки. А птицефабрика «Звениговская», приобретённая Леонидом Сергеевичем в Марий Эл, и СПК «Звениговский», который был титульным спонсором Сергея Павлиновича в ходе избирательной кампании по выборам главы этой республики, – по документам и вовсе независимые друг от друга предприятия, просто работающие близко по соседству. Ещё менее корректно было бы, на мой взгляд, увязывать хорошие отношения главного кировского коммуниста с менеджментом Марийского регионального филиала АО «Россельхозбанк» и ту лёгкость, с которой этот филиал кредитует предприятия Леонида Солодилова и его родственников, даже если те работают в регионах, где есть свои филиалы РСХБ. В избирательной кампании 2011 года по выборам депутатов кировского ОЗС Леонид Солодилов тоже участвовал, скорее, в интересах Никиты Белых, нежели Сергея Мамаева. И уж совсем поперёк сплетен об их давнем партнёрстве оказалась опубликованная в апреле прошлого года в подконтрольном коммунистам «Вятском крае» статья «Депутат Леонид Солодилов оказался связан с делом по мошенничеству в особо крупном размере», посвящённая уголовному делу в отношении главбуха ИП Л.В. Солодиловой (супруги Леонида Сергеевича), которому было предъявлено обвинение в хищении 10 миллионов рублей.

Хотя, конечно ж, и старые подельники иногда бранятся – если чешется.

Плюсануть
Поделиться
Запинить