Главная » Товар-Деньги-Товар » Parlamemento mori

Parlamemento mori

Коллаж ТДТ

 

С отменой конкурса «Парламентаризм на Вятке» незаметно закончился и сам вятский парламентаризм.

В своё время предыдущий созыв Законодательного собрания Кировской области затеял журналистский конкурс с весьма претенциозным названием «Парламентаризм на Вятке». Журналистов стимулировали к «профессиональному и объективному освещению деятельности» областного  парламента, к повышению качества освещения ими тем, связанных с законодательной деятельностью, выработке у жителей уважения к законам и даже к формированию у них активной гражданской позиции. Как ни странно, по итогам работы жюри премии умудрялись получать не только те, кто поливал работу ОЗС елеем, но и весьма зубастые представители «Вятской особой», авторы резонансных материалов с интернет-порталов, дотошные ведущие эфиров «Эха Москвы в Кирове». Новый созыв ОЗС «Парламентаризм на Вятке» отменил – собственно как и сам парламентаризм.

От понятия к пониманию

Конечно, можно согласиться, что это перебор для провинциальной области, одной из 85 субъектов Федерации – заявлять о наличии у себя парламентаризма. Но не будем углубляться в теоретические рассуждения о его существенных признаках, среди которых – приоритет законодательных органов власти над исполнительными и формирование  правительства парламентским большинством. Посмотрим на сложившуюся у нас систему власти без употребления самого понятия, лишь с напоминанием некоторых принципов  представительной демократии, в борьбе за которые (или из мести за их нарушение) в России произошла уже не одна революция, не считая различных путчей и переворотов.

Устав Кировской области и закон о Законодательном собрании чётко определяют принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную и обозначают, что Законодательное собрание – высший и единственный законодательный (представительный) орган государственной власти Кировской области. У собрания достаточно полномочий и по отношению к исполнительной власти, и по влиянию на социально-экономическое развитие области. Помимо принятия законов, это и регулярные правительственные отчёты,  и контрольные функции, и принятие бюджета с программами развития, и влияние на персональный состав правительства вплоть до отстранения губернатора и его подчинённых. То есть, по закону, наше правительство отчитывается и отвечает за свои действия или бездействие именно перед Законодательным собранием. Но в жизни, похоже, всё происходит с точностью до наоборот. Исполняющий обязанности главы региона упрекнул недавно депутатов ОЗС, что те давали согласие предыдущему главе на кредиты и довели тем самым область до ситуации банкротства. А разве парламентское большинство – фракция партии «Единая Россия» – могло поступить по другому? Слово правительства для них уже есть закон, даже если они за него ещё не проголосовали. Против была только оппозиция, которая как раз указывала на недопустимость кредитов при наших экономических показателях. Однако выступления, наверное, самого яркого оппонента инициатив предыдущего правительства Дмитрия Русских воспринимались не более как личный PR – или как торг за преференции для его бизнеса. Тем более что он был избран депутатом по списку КПРФ. Идти на поводу у оппозиции – что бы она ни доказывала и как бы ни убеждала – это противоречит самой основе системы отношений правительства, то есть исполнительной власти, и местного парламента, где большинство своему партийному филиалу – «Единой России» – исполнительная власть как раз и обеспечила [1]. Один в один история повторялась и со скандальными промпарками, и с финансированием аэропорта. Даже отчёты Контрольно-счётной палаты области не принимались во внимание. Нет никаких сомнений, что с таким послушным «инструментом» кировское правительство и при новом главе может делать всё, что пожелает, так что зря Игорь Васильев журил депутатов: «такая корова нужна самому». Тем более когда «Единая Россия» имеет максимальное представительство по депутатам, а её представители руководят и собранием в целом, и всеми комитетами в частности.

А разве может быть как-то по другому?

Как ни странно, в истории нашего Законодательного собрания (а до этого – Областной думы и Совета народных депутатов) бывало по-всякому. Не вдаваясь в подробности, при губернаторе Владимире Сергеенкове правительству приходилось весьма непросто доказывать свои намерения и планы, депутаты буквально под лупой рассматривали целесообразность внесения изменений в бюджет или налоговой поддержки тех или иных отраслей экономики. Не случайно и произошла эволюция думы в Законодательное собрание. А чего стоили публичные идеологические полемики с губернатором (!) молодого учителя истории и депутата Сергея Сальникова! Можно подобрать примеры  самостоятельности местных парламентов и по другим регионам. Наверное, наиболее непростая ситуация у наших соседей в Нижнем Новгороде. Здесь в Заксобрании регулярно срывается кворум, депутаты могут придти на заседание и не пройти официальную регистрацию, проигнорировав голосование (в нашем Заксобрании, когда из-за уголовных дел в отношении депутатов-единороссов большинство «Единой России» стало сомнительным, они просто изменили регламент для обеспечения кворума). Конфликт между нижегородскими правительством и парламентом вынудил вмешаться в поиск компромиссов администрацию Президента и его полномочного представителя в ПФО Михаил Бабича. В связи с этим 9 декабря на встрече с главными редакторами СМИ он сказал весьма значимые слова, подходящие и к нашим условиям: «Депутатский корпус – это не солдаты, которые должны единогласно по линейке голосовать. Это люди, которые избирались, которые обещали жителям выполнять свои обязательства. Которые имеют свою точку зрения, свой профессиональный опыт, и зачастую этот опыт депутатского корпуса значительно выше и более содержательный, чем опыт многих представителей исполнительной власти»[2]

Может, что-то в консерватории подправить?

Как раз про свои представительные обязанностями наши парламентарии зачастую и забывают – видимо, путая их с представительскими функциями на различных форумах и презентациях. Полномочия депутатов имеют один удивительный источник – непосредственно сам народ, который на выборах делегирует, передаёт им свою власть, своё право принимать законы, распределять бюджет и контролировать правительство. Не первый год политологи и различные теоретики права твердят, что монополизм исполнительной власти губителен, что из-за него «группы влияния» расписывают бюджеты по своим бизнес-проектам, а проблемы загоняют вглубь, вместо того, чтобы их решать. В результате появляются и весьма специфические органы представительства – уполномоченные по правам предпринимателей,  по правам детей, по правам человека, Общественные палаты...

На этом фоне анекдотично выглядело заседание комиссий и само рассмотрение вопроса на пленарном заседании нашего ОЗС по поводу денежных компенсаций за исполнение депутатами своих обязанностей – как, впрочем, и вопроса об оптимизации структуры управления парламентом. Популизм и лукавство по поводу экономии бюджетных средств убрали из поля рассмотрения вопроса соотношения полномочий и ответственности властей. Что это за орган власти, у которого нет денег даже на самого себя? Любопытно: с чьей подачи прошло такое решение и в чью пользу оно оказалось? Очевидно, что чем меньше у самого парламента и его депутатов ресурсов, тем меньше полномочий и ответственности они готовы на себя взять, да и спрос с таких «общественных деятелей» соответствующий. Показателен в связи с этим рейтинг зарплат в органах государственной власти [3]. Он является невольной иллюстрацией к иерархии в системе: самые высокие зарплаты среди российских чиновников получают, например, сотрудники администрации Президента и аппарата правительства, затем – Совета Федерации, Счётной палаты, аппарат Госдумы на 7-м месте,  Министерство образования и науки – 27-е, после него – Министерство промышленности и торговли, Министерство культуры – 32-е, а замыкает список... Следственный комитет.

В начале 2010-х региональные парламенты стали присматриваться к опыту Госдумы и даже его копировать. Например, каждая партийная фракция стала получать своего вице-спикера, комитеты и комиссии тоже начали делить между фракциями. По примеру Госдумы, когда оппозиционных депутатов стали допускать до федеральных телеканалов и газет, позволили это и в регионах. Понятно, что это не от щедрости и милости победителя, а для исполнения законов, отражающих политическую необходимость, в том числе для разделения ответственности за принятые решения. Сыграло своё значение и понимание как раз принципов представительной власти, когда подсчёт показывает, что парламент не отражает интересов большинства избирателей, что чревато конфликтами и непредсказуемыми последствиями, тратами на очередных уполномоченных и на правоохранительные органы. Наверное, стоит что-то и в самой системе поменять.

Примечания:
[1]
При классическом парламентаризме наоборот: победившая на выборах партия формирует исполнительную власть.
[2] Михаил Бабич: «Правительству области и депутатам придётся найти компромисс»//Патриоты Нижнего. – 2016, декабрь – № 49 – С. 19.
[3] http://izvestia.ru/news/648128.

Плюсануть
Поделиться
Запинить