Главная » Товар-Деньги-Товар » Плата за выбор

Плата за выбор

1/2
2/2

 

И конкурсному управляющему, и главному бухгалтеру предприятия-должника свойственны типовые ошибки: бухгалтеру – при уплате налогов, а управляющему – при выборе бухгалтера.

Выбор главного бухгалтера – один из ключевых моментов, на который должен обратить внимание конкурсный управляющий, приступая к исполнению своих обязанностей на предприятии-банкроте. От того, насколько верным окажется этот выбор, во многом зависит результативность работы аналитического отдела, которому в короткие сроки предстоит решить целый ряд важнейших задач, в том числе – выявить факторы, свидетельствующие о возможной преднамеренности банкротства, а именно: тщательно проанализировать деятельность предприятия за последние три года, выявить, заключались ли в этот период сделки с аффилированными лицами, производилось ли отчуждение имущества на невыгодных условиях, имелись ли факты хищений либо растрат, наблюдался ли необоснованный рост кредиторской задолженности и т.п. В большой степени от главного бухгалтера зависит и то, насколько успешно будет проведена инвентаризация имущества и дебиторской задолженности предприятия и как будут осуществляться расчёты с персоналом.

К слову о минусах

Вариантов у конкурсного управляющего на самом деле немного: он может либо договориться с действующим главным бухгалтером, либо подключить к этой работе стороннего специалиста. При этом свои плюсы и минусы есть у каждого из двух вариантов кадрового решения.

Действующий главбух хорошо ориентируется в первичной документации, он знает особенности трудовых договоров (оклады, премии, компенсации), заключённых с работниками предприятия, которых нужно будет увольнять и которым, соответственно, придётся выплачивать расчёт и выдавать кадровые документы. И это – очевидный плюс, особенно если речь идёт о крупном предприятии с высокой численностью персонала. С другой стороны, у конкурсного управляющего нет гарантии, что действующий главбух не был задействован в сомнительных сделках прежнего руководства, которые довели предприятия до банкротства, и не будет под видом аналитической работы заниматься сокрытием и искажением подлинной платёжной ситуации на предприятии.

Бывает и так, что главный бухгалтер в преддверии банкротства попросту увольняется (зачастую, уничтожив перед этим – полностью или частично – первичную документацию), и конкурсного управляющего встречает временный, не знакомый с положением дел сотрудник, который по определению не может быть ничем новой администрации полезен. Ну, и наконец – что тоже не редкость – любой оставшийся от прежнего руководства главбух, будь он временный или постоянный, может на любом этапе банкротства подать заявление об уходе, бросив команду управляющего, что называется, на произвол судьбы.

В первую очередь

Главное преимущество стороннего специалиста – это заведомая беспристрастность, которая позволяет ему подходить к работе с трезвой рассудительностью и действовать строго в соответствии с законодательством. Для управляющего наличие такого специалиста – своего рода гарантия, что он будет получать из аналитического отдела объективную и проверенную информацию. Но это – только в случае (к слову о минусах), когда первичная документация на предприятии находится в полном порядке. Потому как иначе работа «внешнего» главбуха либо сильно усложняется (если, к примеру, переданные ему документы без какой-либо системы упакованы в три сотни картонных коробок), либо и вовсе оказывается под угрозой срыва (если первичной документации нет совсем). Да: он может направить запросы в контролирующие органы и получить доступ к бухгалтерской отчётности предприятия-банкрота за предыдущие годы, что позволит ему выяснить наличие, размеры и динамику дебиторской и кредиторской задолженностей. Но взыскать долги с нерадивых контрагентов через суд без первичных документов уже не получится – даже если на балансе висят огромные активы. Точно так же усложнятся все процедуры, связанные с инвентаризацией имущества и с увольнением работников. И всё это вместе, безусловно, негативно скажется на формировании конкурсной массы.

Вот и выходит, что лучшее решение для конкурсного управляющего на крупном предприятии – это попытаться организовать совместную работу двух главных бухгалтеров в своеобразном тандеме, когда один из них – прежний – проводит инвентаризацию имущества, готовит полный пакет документов для взыскания дебиторской задолженности, ведёт расчёты с увольняемыми работниками, а второй – сторонний – контролирует его работу и занимается анализом деятельности и финансового состояния предприятия-банкрота, постепенно входя в курс дела. Другое дело, что эффективен такой тандем будет, только если прежний бухгалтер ни в каких противоправных схемах своего руководства не участвовал, в сокрытии либо фальсификации первичных документов не уличён и, следовательно, не значится в перечне лиц, которых конкурсный управляющий намерен привлечь к субсидиарной ответственности.

Бывает и так

Одним лишь выбором главбуха, впрочем, сложности в работе аналитического отдела в процессе конкурсного производства не исчерпываются. Ещё несколько важных – но, увы, малоизвестных – моментов связаны со спецификой налогообложения предприятий-банкротов, в частности – с уплатой ими налогов на добавленную стоимость и прибыль. Тем более что кредиторы предприятия, как правило, об этой специфике не знают.

Кредиторы, они же полагают как? Всё, что должен сделать управляющий – это распродать имущество, взыскать кредиторку и распределить выручку между ними. Для налогов в их схеме место не предусмотрено. «Какой НДС?! Организация, признанная решением арбитражного суда банкротом, плательщиком НДС не является!», – возмущаются они, ссылаясь на статью 146 Налогового кодекса, которая и впрямь предоставляет предприятиям-банкротам такую льготу. Да вот незадача: распространяется эта льгота не на всё имущество, а лишь на то, которое реализуется в конкурсной массе. Если же предприятие оказывает какие-то другие услуги, то платить налоги оно обязано – причём все.

Спорным остаётся разве что вопрос по уплате налога на добавленную стоимость при реализации работ или выпуска продукции из материалов, которые включены в конкурсную массу. В таком случае налоговики могут заставить предприятие заплатить НДС, а могут и нет. В любом случае, управляющему, который решит НДС не платить, нужно быть готовым к судебному разбирательству. А ещё лучше – заранее направить в инспекцию ФНС запрос, чтобы получить официальное разъяснение на предмет того, как правильно действовать в столь запутанной ситуации. И обезопасить себя от ненужных претензий.

Полностью или частично

Ещё один существенный момент – это восстановление вычета по НДС с остаточной стоимости материалов, которые приобретались для использования в деятельности, облагаемой НДС. Дело в том, что ряд положений статьи 170 Налогового кодекса (пп.4 п.2, пп.2 п.3) предусматривают необходимость восстановления указанных вычетов при использовании имущества для операций, перечисленных в п.2 статьи 146. О чём идёт речь? Если предприятие, работая по общепринятой системе налогообложения, приобретало какой-либо материал с НДС, то оно ставило этот НДС к возмещению из бюджета. Но случилось банкротство, материал продать не удалось, он висит на остатке и попадает в конкурсную массу, реализация которой НДС не облагается. И выходит так, что полученное ранее из бюджета возмещение надо бы вроде как вернуть обратно.

Назвать это требование справедливым по отношению к предприятиям-банкротам сложно, поскольку остаточная стоимость реализуемого имущества зачастую бывает выше той, по которой оно продаётся, а НДС надо восстанавливать именно с его реальной стоимости. Крайними же при этом оказываются кредиторы, так как конкурсный управляющий в первую очередь должен перечислить текущий восстановленный НДС в казну и только потом делить оставшиеся деньги между ними.

Не всё так просто, как могло бы показаться, и с налогом на прибыль. Да: прибыль у предприятий-банкротов бывает нечасто, но, тем не менее, порой всё-таки случается. И если до 2017 года они могли закрывать всю свою прибыль убытками прошлых лет и, соответственно, налогов на неё не платить, то с начала 2017 года ситуация радикально изменилась. И теперь – то есть с 1 января 2017 года по 31 декабря 2020-го – в отчётные (налоговые) периоды предприятие имеет право уменьшить свою прибыль ранее полученными убытками не более чем на 50%, а с оставшейся суммы обязано платить налог. Ну, а так как налог на прибыль с января 2009 года отнесён к текущим платежам, то конкурсный управляющий – точно так же, как в случае с НДС, – должен в первую очередь рассчитаться с бюджетом. Что, опять-таки, совсем не радует реестровых кредиторов, поскольку снижает процент удовлетворения их законных требований.

Кстати, о НДС

Конституционный суд России признал, что норма, которая мешала покупателю продукции компании-банкрота возместить заявленный НДС по сделке, противоречит Основному закону страны.

На практике организации-банкроты, выступающие продавцами, выделяют НДС в счетах-фактурах, то есть покупатель получает документ, по общему правилу дающий право на вычет. Однако органы ФНС, ссылаясь на пп.15 п.2 ст.146 Налогового кодекса, считают, что такое право у него отсутствует.

Таким образом, как гласит постановление суда от 19 декабря 2019 года, «покупатель продукции контрагента-банкрота ставится в неясные условия налогообложения. Покупатель фактически платит НДС не только при покупке необходимой ему продукции, но и при реализации своей. При этом он не может ни истребовать НДС как необоснованно выставленный у продавца, ни вернуть его из бюджета».

В результате складывается противоречивая правоприменительная практика, изучив которую Конституционный суд России признал пп.15 п.2 ст.146 Налогового кодекса противоречащим Конституции России и предписал федеральному законодателю внести в действующее нормативное регулирование необходимые изменения.

До внесения данных изменений норма, признанная неконституционной, не может быть применена в истолковании, которое исключает предоставление вычета по НДС налогоплательщику, если сумма этого налога была ему предъявлена в цене продукции, произведённой организацией-банкротом в процессе её текущей хозяйственной деятельности.

Налоговые органы при этом не вправе доначислять покупателю НДС и отказывать ему в предоставлении вычета, если в ходе производства по делу о банкротстве ими не были приняты меры к прекращению организацией-банкротом текущей хозяйственной деятельности, в процессе которой произведена соответствующая продукция.

Покупатель продукции организации-банкрота может быть лишён права на вычет по НДС, только если будет установлено, что и он, и конкурсный управляющий знали, что сумма налога, учтённая в цене продукции, могла быть – при имеющемся объёме и структуре долгов – уплачена организацией-банкротом в бюджет.

Плюсануть
Поделиться
Запинить