Главная » Вятская особая (архив) » Модель для портрета

Модель для портрета

Борис переоделся в цивильное и завязал с алкоголем. 15.08.2008. Фото М.К.

В свои девятнадцать лет он уже знаменитость. Власть как будто специально для Бориса создаёт режимные условия, в которых он мог бы проявить свою энергию протеста - и прославиться. «Какую биографию делают нашему рыжему!», - говорила о сосланном Бродском Ахматова. Борис Сметанин, конечно, пока далеко не Бродский, но с пивом, вернее, с любимым им сбитнем, потянет.  

И суть тут не в отделке стиха. Главное, что стихи Бориса неотделимы от его поступков - и прежде всего, политических акций. Это некий поэтический жест, который больше, чем просто стишок. Типа, синкретическое искусство.

Панк серпастый, молоткастый

Посмотрел он окрест, и душа его уязвлена стала: «Достойнейшие люди утопают в нищете, а упыри покупают себе машину за месяц». Достойнейшие - это, по мнению Бориса, интеллигенция: учителя, библиотекари, врачи... Его мама-инженер вынуждена была пойти в бухгалтеры, но «работает за троих, а получает гроши».

От ощущения несправедливости Борис ещё в десятом классе стал панком. Наслушался песен «Гражданской обороны» Егора Летова и сочинил стих «Мы и вы»: «...Вы - системные, честные люди, / Чёрный носите пиджачок, / Но имеете хрен лишь на блюде / Да разбитый сливной бачок. / Ну а мы, может быть, некультурны, / Неопрятны, грубы и грязны, / Вместо куполов ценим мы урны, / Но душой остаёмся честны». Вот такой манифест... 

«На валенок / булавку нацепил. / Я - панк!», - иронизировал поэт Сергей Шуклин. У Сметанина же было более серьёзно: булавки - в ухо и в ноздрю, на голову - ирокез. На красную майку - нацбольский серп и молот в белом круге. Лимонов там, Че Гевара. Венсеремос! Участие в «ак­циях прямого действия», то бишь в несанкционированных пикетах...

В январе 2007-го по пожарной лестнице залез с парой соратников по «Другой России» (в то числе с Денисом Шадриным) на крышу «политеха», растянул там лозунг «Выборы - народу, чиновники - уроды». Пятнадцать минут свободы - четыре часа в ментовке - год славы. Административный штраф в тыщу рублей как организатору с Бориса потом сняли: как записано в судебном решении, «милиция не предоставила каких-либо доказательств вины подростка».

В марте пришло совершеннолетие, но настроя это не изменило. Борис отметился во всех крупных последующих акциях «Другой России» на Вятке: у СИЗО в защиту заключённых, в первую очередь политических (под лозунгом «З/к не животные!»), у медакадемии с протестом в адрес приехавшего министра Михаила Зурабова (растяжка «Миша убирайся»), против насильственного призыва в армию, против повышения цен, против капитализма («Капитализм - дерьмо»)...

Капитализм устоял.

Свободу Борису Сметанину!

Звёздный час Бориса - вечер поэзии «Без границ, без берегов, без союзов» в Герценке (сентябрь 2007-го). Сметанин-поэт был в списке выступающих. Вернувшись из двухмесячного хождения по Руси (от поминок на могилах Цоя, Есенина и Высоцкого до битвы с удмуртскими милиционерами), он неожиданно для всех врубил под гитару песню собственного сочинения: «Единая Россия» - продажные суки! / «Единая Россия» - загребущие руки! / «Единая Россия» - враг простых людей, / «Единая Россия» - сборище блядей. / «Единая Россия» - иго для народа, / «Единая Россия» - полицейская свобода. / Я ненавижу «Единую Россию»!.. / «Единую Россию» давно пора свергать!».

Многие тогда зааплодировали, вплоть до криков «браво, бис!», кто-то схватился за сердце, ответственной за вечер библиотекарше вкатили потом строгий выговор, а глава депкульта Владимир Микрюков был уволен (не уследил, мол, не проконтролировал).

В октябре СМИ написали, что именно за эту песню ректор ВятГГУ Владимир Данюшенков (член «ЕР») отчислил Сметанина со второго курса факультета культурологии. Хотя официально - за несданный экзамен по истории музыкальной культуры. Но у Бориса нашлась уважительная причина: во время экзамена он отбывал десять суток в Нижнем. Ехал, понимаешь, в Москву на Марш несогласных, гулял с другом по нижегородскому Кремлю, а тут менты подвалили: материшься, дескать. И сцапали. «Но я не матерился и был трезв», - уверяет Борис.  

История эта через Сеть стала известна повсеместно. Студенты российских вузов - от МГУ и «баумановки» до вятских - начали сбор подписей с требованием восстановить Бориса Сметанина в университете. «Студенческая солидарность», - говорит Борис. И в декабре он был восстановлен.

Куда теперь идти солдату?

Летом его пригласил лит­клуб «Верлибр» - выступить вместе на выставке «Без цензуры» в зале на Либкнехта. Борис стал гвоздём и этого вечера (см. «Особую» за 5 июня). В прочтённом им можно было ощутить осмысление бурного сезона-2007: «На душе тоска и омерзение. / Чуждо мне, что связано с толпой. / Но я чувствую внутри себя стремление: / Понял я, что всё-таки живой. / Сто советов, наставлений, правил / Мне мешают быть самим собой. / Но внутри я что-то переставил, / Понял я, что всё-таки живой... / Власти я доверья не внушаю, / Часто в спину смотрит мне конвой. / Всё же полной грудью я вдыхаю: / Понял я, что всё-таки живой...».

Интересно, что художник Вла­димир Усатов - открытый, по сути, выставкой «Без цензуры» - вдохновился стихами Сметанина, особенно посвящёнными Есенину («Серёжа, милый мой Серёжа, / Мы ещё увидимся в раю...»), и в один момент сотворил портрет Бориса маслом. И даже вознамерился вписать его ирокезный образ в коллективный портрет поэтов «Верлибра». Стало уже притчей во языцех писать, что Борис поёт под верлибровскую гитару, передаваемую ему на вечерах от историка-барда Евгения «Джона» Останина. Кстати, мама Бори - Ирина Сергеевна - посещала сходки «Верлибра» в 80-х. Так что эстафета налицо.

Теперь Борис - на третьем курсе. Переосмысляет жизнь. На вопрос Остапа Бендера: ваше политическое кредо? - отвечает: «Говорить правду, быть честным, искренним, бороться до конца, верить в победу». Говорит о «вечных ценностях» и «глубинных прозрениях». Дескать, устал кидать камни направо и налево, политика - грязное дело, важнее поэзия. «Считаю себя больше поэтом, чем политиком. Собираюсь быть рок-поэтом-музыкантом». По его словам, панк-рок-группа «Группа крови», куда входит и он, недавно записала диск «Памяти Егора Летова». Там песни Сметанина и его друга Александра «Крота».

Говорит Борис и о любимой девушке - студентке Маше (встретил её в феврале): «Это мой ангел-хранитель. Маша помогла мне бросить пить. Я завязал: жизнь с трезвыми глазами даже более интересна, чем пьяная. И это не мешает писать стихи. О прежних моих девушках вспоминать не хочу - мне они безразличны. Я поменял бы их всех на один день с Машей. Думаю, у нас будет двое детей».

Молодой ещё... Живой, живописный...

Михаил Коковихин

Сметанин Борис Олегович род. 26.03.1989 в Кирове в семье инженера и инспектора по маломерным судам. Школа №37 (2006). С 2006 учится на факультете культурологии ВятГГУ. Член НБП с 2005. Глава вятской НБП. Живёт в однушке у б. магазина «Рассвет» с мамой. Пристрастия: Диоген, Бердяев, Достоевский, Лимонов, Че Гевара, Есенин, Высоцкий, Егор Летов, Шевчук, русский рок, фильмы Тарковского, сбитень, Viceroy.

Плюсануть
Поделиться
Запинить