Главная » Вятская особая (архив) » По предварительному сговору группой лиц

По предварительному сговору группой лиц

Плакат про Церковь, которая вне государства, стал уже дежурным на мероприятиях левой оппозиции

Осевую линию противостояния прочертили лидеры «оппозиционных» движений, выступившие с жёсткими («Складывается впечатление, что Белых решил использовать высокое назначение для решения сугубо частных, если не сказать - личных вопросов»,  - Сергей Абельцев, ЛДПР), - а то и с очень жёсткими  («Мы молчать не будем - ответим митингами, пикетами и другими акциями протеста», - Валерий Туруло, РКРП) - заявлениями, среди которых, думается, наиболее адекватно прозвучала реплика лидера фракции КПРФ в Кировском ОЗС Сергея Мамаева:

«Цифры сами за себя говорят - данная тема сегодня не актуальна. Этот вопрос муссируется в течение десяти лет. Был проведён опрос общест­венного мнения в 1993 году, в ходе которого 79% жителей вы­сказались против переименования. В нынешнее время экономического кризиса, когда два наших завода практически стоят, идут сокращения рабочих мест, - это безответственно. Да и зачем сейчас, в такое время делить людей на красных и белых? Даже новоизбранный Патриарх говорил, что нельзя сейчас вбивать клин, вносить раздрай в общество. А переименование такой раздрай внесёт, поверьте... Наш телефон буквально разрывается, обращаются обыкновенные и очень известные, авторитетные люди - на тему того, что нельзя тратить такие деньги на это; что они категорически против переименования. У нас очень разнообразный спектр политических сил в городе, и для того, чтобы внести раздрай, а не консолидировать общество, «подкидываются» такие инициативы. Белых будет очень сложно выйти из этой ситуации, это недальновидно и неуместно».

Второй вектор разлома (связанный, как известно, с самим фактом вмешательства служителей церкви в решение сугубо светских вопросов) обозначил секретарь Вятской епархии про­тоиерей Александр Балыбердин, процитировав слова митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа, который «сказал, что только тогда мы сможем занять достойное место в современной России, когда вернём нашему городу его историческое имя - Вятка. Вся Россия знает, что дымковскую игрушку делают в Вятке, Васнецовы жи­ли в Вятке, Салтыков-Щедрин и Герцен были в ссылке в Вятке, в Вятке проходит Великорецкий крестный ход. А о городе Кирове страна не знает».

Сам инициатор - губернатор Никита Белых, правда, на вторые сутки решил всё-таки «чуть придержать коней», подчеркнув, что решение о переименовании или сохранении прежнего названия города будут принимать «сами его жители - на референдуме или в ходе опроса», а рабочая комиссия создана лишь «для изучения общественного мнения и технологических аспектов, куда относятся и финансовые вопросы. Если выяснится, что понадобятся значительные бюджетные вливания, формировать этот вопрос никто не будет. В условиях финансового кризиса на счету каждый рубль». Хотя и не преминул, разумеется, добавить, что вопреки распространённому мнению переименование города, возможно, не повлечёт значительных бюджетных расходов: «Есть экспертные мнения, что подобное переименование не будет стоить области и городу ни копейки. Если это будет подтверждено экспертами (рабочей группы), тогда совсем другое дело».

Кто именно из членов рабочей группы возьмёт на себя смелость выступить в качестве финансового эксперта, губернатор, тем не менее, умолчал. То ли сочтя «персональную те­му» несущественной, то ли - наоборот - уже ознакомившись с первыми недоумёнными откликами кировчан на объявленный им список, ключевыми фигурами в котором неожиданно оказались чиновники - сотрудники (и сподвижники) прежней администрации. То есть люди - в силу своего «шаклеинского» прошлого - в обществе популярные, скажем так, не ахти. Да к тому ж достаточно серьёзно озабоченные, как можно предположить, собственной судьбой - в плане сохранения должностей, влияния, доступа к финансированию и прочих прелестей номенклатурной жизни (зам­пред А. Галицких, главы департаментов Л. Волохова и Е. Урматская, глава города В. Быков, начальник облуправления С. Шумайлова и им подобные), - чтобы вникать в недомолвки и умолчания, коими вятская история переполнена.

Не случайно ж, едва присердомские СМИ распространили перечень лиц, которым губернатор доверил «изучить общественное мнение», - как записываться в «противники» Вятки начали даже те, кто раньше (в том числе - при Советской власти) публично выступали за возвращение городу исторического названия. И, повторюсь, не в последнюю очередь потому, что в распоряжение светского главы (касающееся, к слову, исключительно светского вопроса) вновь «просочились» нена­званные «представители» Русской Православной церкви, от государства, как известно, отделённой по Конституции.

Хотя, как нетрудно догадаться, главным раздражителем для общественности выступила фигура главы комиссии - «идеологического» зампреда Александра Галицких, с методами работы которого - равно как и с широтою зампредской нравственной позиции - кировчане имели возможность близко познакомиться в течение последних пяти лет. Тут кто-нибудь может «помянуть» по ведомству Александра Александровича совсем старое: попытку принудительного перевода Котельничского палеонтологического музея в Киров или «добровольного» выселения областной библиотеки имени Герцена с целью освободить особняк на Энгельса под офис ОЗС. А кое-кто - более свежие проделки, вроде бесцеремонного увольнения «неугодных» главрежей: Владмира Злобина - из Театра кукол, а Евгения Степанцева (лауреата Госпремии России) - из драмтеатра. Кто-то - митинги в поддержку «Единой России», на которые под страхом увольнения - «по устному распоряжению» - сгонялись по разнарядке сотрудники школ и библиотек. Есть что припомнить даже нам в «Особой», - ведь именно «идеологический» зампред - лично! - препятствовал бесплатному распространению нашей газеты в Герценке - после того, как его коллеги по облправительству перекрыли нам платные каналы распространения...

В том, что от «правильной» работы Александра Александровича в рабочей группе напрямую зависит сохранение его зампредства при новом губернаторе, сомневается мало кто. Соответственно, ещё меньше кто сомневается в том, что на достижение «великой цели» Александр Галицких, не скупясь, пустит все свои мыслимые (административный, партийный) и даже немыслимые (финансовый, личностный) ресурсы.  И в любом случае, - то есть каковым бы ни было общественное мнение в действительности, - к 1 июля Никита Белых получит бумагу о том, что большинство кировчан выступают «за Вятку» и даже готовы оплатить расходы по переименованию из личных сбережений. Причём бумага эта, не сомневайтесь, будет сопровождена кипой резолюций, решений и манифестов, единогласно принятых на многотысячных митингах, собраниях трудовых и воинских коллективов, партийных конференциях или сельских сходах. Нет: даже, пожалуй, к 1 апреля - чтобы без лишних иллюзий...

Порадует ли кого (кроме той пары сотен чиновников, которые сохранят благодаря манёвру насиженные места) возвращение Вятке её исторического имени «по-галицки», - и насколько справедливой будет историческая справедливость, восстановленная такими, мягко говоря, командно-административными методами, напрямки по сценарию 1934 года?

...Да ладно вам делать умное лицо, как будто вас и впрямь об этом кто-нибудь спросит!

Лев Битвинер

Плюсануть
Поделиться
Запинить