Главная » Вятская особая (архив) » Покуда Зимние дворцы ещё не все на свете взяты

Покуда Зимние дворцы ещё не все на свете взяты

К назначенному времени начала празднично-протестного мероприятия (9=30) на улице Московской - в отрезке между Большевиков и Динамовским проездом - под красными знамёнами собралось порядка пяти-шести сотен демонстрантов. На авансцене - прямо на проезжей части лицом к перекрёстку - в шеренги строились сторонники КПРФ, вслед за ними в маршевые порядки становились апологеты РКРП-РПК, прибывшие, к слову, на место старта получасом раньше, чем «официальные» коммунисты: согласно заявке, поданной в мэрию от лица «Совета рабочих, крестьян, специалистов и служащих», у «туруловцев» на девять утра был назначен свой собственный, вводный мини-митинг в скверике возле памятника погибшим за Советскую власть героям. Нынешняя демонстрация, - как по своей численности, так и по укомплектованности крупномасштабной наглядной агитацией (особенно в отсутствие двухметровых щитов с ликами Ленина и Сталина) - заметно уступала прошлогодней, так что сборы оказались по-песенному недолги. Примерно без четверти десять, добрав в свои ряды ещё десяток-другой опоздавших, колонны двинулись вверх, к Театралке.

Возглавил шествие (если не считать машины ДПС с мигалкой и «уазика» с омоновцами), неся тяжёлый, шитый золотом раритетный кумач, секретарь обкома КПРФ Алексей Вотинцев в краснозвёздной будёновке. Следом за ним, перемежая «Интернационал» с красногвардейской классикой, двигался духовой оркестрик, а за брасс-секцией - руководящие работники парторганов во главе с Сергеем Мамаевым. Рядовые партийцы и сочувствующие - ближе к хвосту растянувшейся на полквартала колонны - бодро шагали под гармошку. А замыкала процессию, - держась от КПРФ в двадцати-тридцати метрах, - ведомая Валерием Туруло делегация РКРП, также сверявшая свой шаг с коммунистическим гимном, - но только в записи.

Минут через двадцать демонстранты добрались до площади, где сначала коренным образом размежевались (колонна КПРФ обогнула фонтан справа, а «альтернативные» коммунисты - нарочито и показательно - слева), а затем коренным образом объединились, сомкнувшись до степени смешения у подножия гранитного Ильича.

Первым на правах ведущего раскачивать публику выпало б. председателю кировской гордумы Леониду Никулину, и Леонид Никулин её раскачал - да так, что отказала звукоусиливающая аппаратура. Впрочем, призыв «сплотить ряды против режима лавочников и мародёров» был прекрасно услышан (и подхвачен) даже через маломощный туруловский мегафон, заодно дав технарям обеих партий необходимое время для ремонта усилков. И речь следующего оратора звучала почти в киловаттном усилении.

Председатель исполкома движения «Трудовой Киров» Юрий Акусба, «в трёх коротких абзацах» изложив суть майской (1919) ленинской речи «Что такое Советская власть?», предложил сравнить, «как ленинская кухарка управляла государством и как сегодня управляют государством буржуазные спецы». После чего сам же - с приведением избранных цифр и процентовок - сделал неутешительный вывод не в пользу спецов: «Несмотря на всё золото нефтедолларов и присутствие «эффективных» собственников, страна уже двадцать лет находится в кризисе».

«Этот праздник отмечают люди здравомыслящие, у которых с памятью всё в порядке. Только полный идиот или подлец может охаивать Великий Октябрь», - несколько рискованно для сотрудника государственного медиа-холдинга заявила замглавред «Кировской правды» Марина Созонтова, сменившая Акусбу у микрофона. К счастью, на фоне следующего спича в исполнении студента ВятГУ Максима Павлюченкова созонтовские «подлецы и идиоты» показались детской шалостью. «Никогда у нас не будет сплочения и объединения со всей этой сволочью, которая засела во власти, - выдал на всю площадь юный член КПРФ. - Против них может быть только национально-освободительная борьба. Они - оккупанты, настоящие оккупанты хуже Гитлера». Пенсионеры, тем не менее, вслушивались в монолог Максима с видимым удовольствием, а когда тот дошёл до «гауляйтера Путина», так и вовсе утопили молодого коммуниста в овациях.

Сказать что-либо более хлёсткое после столь бескомпромиссной речи было немыслимо. И потому, наверное, лидер местного отделения РКРП (и, попутно, секретарь ЦИК партии по протестному движению) Валерий Туруло вопреки ожиданиям от обличительных интонаций отказался, предпочтя выдать на-гора серию риторических вопросов: «Сегодня момент истины - в чьих руках находится дело революции? Кто может это дело продолжить, и кто может возглавить этот процесс? Те критические моменты, которые звучат между идеями РКПР и КПРФ действительно только на руку действующему режиму. Вопрос серьёзен и должен принципиально решаться. Мы можем критиковать кого угодно, и мы критикуем, и умеем это делать. Но где наша конструктивная программа борьбы и свержения ненавистного антинародного режима? Что это: выборные кампании? Но опыт показывает, что выборные кампании будут именно таковы, какими нужны нынешнему режиму. Что это: революционная борьба на баррикадах? Но готовы ли мы к ней? Что это: организация рабочего класса, трудящихся по территориально-производственному принципу - или это общие митинги протеста, которые ни к чему не приводят и, более того, провоцируют власти на принятие решительных мер по подавлению активистов?».

«Следовательно, мы должны проводить ту линию, которая учитывает и выборные кампании, и нашу способность завоёвывать свою власть, - резко сменил интеррогативные конструкции на императив Валерий Николаевич, завершив своё выступление и вовсе модальным построением: «Наверняка завтра СМИ поспешат оповестить, что Туруло опять на грани фола призывал к свержению власти. Нет. Я не призываю к свержению, потому что сегодня мы к этому не готовы. Наверное, этот момент скоро настанет. И я верю, что у нас будут силы, чтобы подобные действия осуществить и осуществить легитимным путём - установлением нашей, настоящей Советской власти».

После чего лично огласил резолюцию митинга в редакции РКРП. «Попытки руководства КПРФ заигрывать с властью, стремление изменить положение дел исключительно парламентским путём не только обречены на провал, но и ведут народ по ложному пути, распыляя его силы и отвлекая от реальной классовой борьбы. Такие стратегия и тактика лишь консервируют ситуацию и обрекают трудящихся на долгие десятилетия колониальной зависимости и нищеты, создают иллюзию и имитацию борьбы, - говорилось, в частности, в документе. - Только социалистическая революция и Советская власть способны вернуть экономическую мощь страны и обеспечить достойную жизнь для людей труда». И, наконец, в завершение своего выхода Валерий Николаевич выдал эффектный микс из серии праздничных призывов: «Товарищи, держите революционный шаг, чтоб вас боялся капитал! Смелее отстаивайте свои законные социальные и трудовые права! Создавайте свои классовые профсоюзы и комитеты спасения как элементы возрождения Советской власти! Берите свои предприятия под рабочий контроль! Наша сила в единстве, вместе победим!».

Публика - вне зависимости от партийных пристрастий - вскричала Туруле дружное «ура!», а несколько обескураженный Леонид Никулин, - ничего лучшего, видимо, не придумав, - неожиданно заявил: «Мне тут одна женщина сказала: хорошо, мол, говорит Туруло, только вот понять я ничего не могу». «Ну, да ладно, ну, чё ты так-то...», - не завидев ни одной барышни в импровизированном президиуме, определённо смутился - в свою очередь - Валерий Николаевич и поспешил раствориться в толпе единомышленников.

Завершая митинг, Алексей Вотинцев блеснул знанием хрестоматийных фраз о всемирно-историческом значении Октября, а Сергей Мамаев, наоборот, сконцентрировал внимание собравшихся на кировской конкретике, на текущем моменте, особо подчеркнув непримиримую позицию КПРФ по бюджету региона на 2010 год и по транспортному налогу. «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!», - не преминул, впрочем, Сергей Павлинович процитировать напоследок зампреда Совнаркома СССР товарища Молотова, после чего его коллеге по протестному движению Владимиру Осетрову ничего не оставалось делать, как зачитать «правильную» резолюцию.

Документ - в его общефедеральном контексте, - в частности, требовал: вернуть природные ресурсы в собственность народа; укрепить оборонную и продовольственную безопасность страны; немедленно отправить в отставку Кудрина, Сердюкова, Фурсенко, Чурова, Маркелова и Меркушкина; принять к исполнению антикризисную программу КПРФ (восстановить отечественное производство, приструнить спекулянтов, ликвидировать ростовщиков, национализировать монополистов); провести все необходимые решения для воссоздания Союза России и Белоруссии; принять закон об оппозиции; перейти от пустопорожних разговоров о борьбе с коррупцией к полной и безоговорочной ликвидации коррупции как таковой. А в контексте регионально-муниципальном настаивал на прекращении грабежа рядовых налогоплательщиков, точечной застройки и борьбы с пассажирскими маршрутами, а также к безусловному отказу от повышения транспортного налога. Лично к губернатору Никите Белых требование в резолюции было лишь одно: прекратить авантюризм по переименованию города Кирова.

...Резолюцию одобрили единогласно. «По дорогам знакомым за любимым наркомом мы коней боевых поведём», - дружно грянули гармошечники, едва отзвучал последний аккорд гимна. Участники тёрли варежками подстывшие уши, собирая протестный реквизит, - теперь, наверное, до майских.

Георгий Лайкин

Плюсануть
Поделиться
Запинить