Главная » Вятская особая (архив) » Утекай – не утекай?

Утекай – не утекай?

Иконников в Париже. 2006. Фото Филипа Матзаса

У него вышли две полноценных книги в Германии - сборник рассказов «Тайга блюз» (2001) и роман «Лизка и её мужчины» (2003) - на немецком. Плюс переиздания в шести странах Европы - на разных языках, кроме русского. Общий тираж первой книги - более 300 тысяч экземпляров, второй - 200 тысяч. На Западе Иконникову оказалось издаться легче, чем в Кирове. Вятский издатель требует от автора денег, а западный - сам ищет авторов и, когда находит, печатает и платит гонорар. Спрос на книги в Европе гораздо выше, чем в России и тем более в «жопе мира» (Вятке). Поэтому мозги писателя, живущего здесь, утекли туда - за границу.

Ракеты есть, а поссать негде

«Музыка и аплодисменты грянули одновременно, и министр с мрачным лицом быстро вышел из вагона. Он сразу двинулся к губернатору и, крепко обнимая его, тихо сказал:

- Ссать хочу - умираю!

- Прошу сюда! - улыбнулся губернатор и повёл министра в здание вокзала.

В тот же миг к губернатору подскочил водитель Сергей и стал нашёптывать ему что-то на ухо. Лицо губернатора приняло озабоченный вид, а министр, который всё слышал, стал ещё мрачнее.

- Тогда сразу в администрацию? - спросил Сергей.

- Можем не успеть, - сказал министр. - А где тут у вас ближайший туалет?

- В Художественном музее.

- Тогда в Художественный музей! Быстро!

И все трое бросились к машине, сопровождаемые озадаченной свитой.

- Смотри, какой деловой! - сказал тромбонист девушке с хлебом-солью. - Не успел приехать, сразу за работу.

Когда министр вышел из музея, его лицо сияло.

- Что ты за губернатор такой, Владимир, если у тебя в городе поссать негде? - спросил он губернатора и засмеялся».

Это фрагмент рассказа «Гость» из сборника «Тайга блюз» (цитируется по журналу «Бинокль» №17). В городе, где вокзальный туалет на ремонте и «поссать негде», узнаётся Киров, а в губернаторе Владимире - Сергеенков. Подобные социально-бытовые зарисовки (Иконников их называет «байки») хорошо покупаются на Западе: европейских обывателей страшно интересует «загадочная Россия», нацелившая на них ракеты, газовую трубу и визитёров с полонием.

Зарисовки на немецком студент инъяза «педа» Саша Иконников начал писать в середине 90-х - в качестве «сопроводиловки» к снимкам германской фотохудожницы Анетты Фрик. Путешествуя с переводчиком (Иконниковым) по Кировской области, Анетта щёлкала «особинку вятской глубинки», а потом издала во Франкфурте фотоальбом «Прогулка по Вятке», куда втиснулось девять коротких сашиных рассказов.

Drang nach Westen!

Спустя какое-то время Иконникову, преподававшему английский язык в школе оричевского села Быстрица, позвонил из Германии известный историк и публицист Герд Кёнен: высоко оценив тексты в «Прогулке по Вятке», он посоветовал продолжать писать - для берлинского издателя Александера Феста, который ищет новых авторов, в том числе в России. И Иконников засел за рукопись. Когда в начале нулевых «пилил» учителем немецкого в Екатеринбурге, часть рассказов отстучал одним пальцем на пишмашинке Tippa времён Третьего рейха (её подарили Саше германские студенты). Остальное писал по-русски, а Аннелоре Ничке - в Германии - перевела на deutsch. «Наверное, мой смешной рассказ «Хроника семилетней войны» склонил Феста к тому, чтобы меня издать», - говорит Иконников. Авторское название сборника «Отчёты из распутицы» издатель сменил на более коммерческое для Запада «Тайга блюз». В памяти немцев всплывало: лесоповал в Гулаге, медведи-шатуны, водка на морозе под гармошку. O, Russland, Sibirien, katorga, Stalin, Hitler, herr Putin, ja, ja!

Через пару лет Александер Фест, возглавивший крупное издательство «Ровольт», выпустил роман Иконникова «Лизка и её мужчины» - сентиментальное чтиво для европейских домохозяек о судьбе русской женщины. Героиня, используя мужчин, проходит путь от девочки-подростка до умудрённой опытом женщины. «Западная женщина осознанно занимается собственной карьерой, а наша - делает ставку на мужчину, - уверяет автор. - Мне было интересно исследование русского женского характера. Получился калейдоскоп российской жизни - от перестройки до современности».

Особым успехом этот роман (точнее, повесть) пользовался во Франции: французы более сентиментальны. В городке Ломм «Лизку» признали «книгой 2005 года». Уж и поездил Иконников по Европе, презентуя свои книги! А в России с изданием не получилось. В Кирове Евгений Фадеев («Триада С») хотел тиражировать «Отчёты из распутицы», но надо было покупать авторские права у «Ровольта» (вроде бы 200 евро), и дело застопорилось. Интересовалось Иконниковым и московское издательство «Эксмо», однако решило, что коммерческий спрос на российском рынке не тот. «Наш читатель купит книгу, если там супергерой борется с КГБ, колдунами или федерацией семи планет», - иронизирует Александр.

Сейчас он по-русски пишет для «Ровольта» большой роман под рабочим названием «Порозин» - по фамилии главного героя (от слова «порознь»). «Пытаюсь заглянуть внутрь человека. Это вопрос смелости. Связано с личным опытом. Кризис среднего возраста...».

Alles kaput? Sehr gut!

Да, много мозгов утекло с тех пор, как в уржумской школе Саша был комсоргом. В 89-м в числе трёх делегатов от области ездил в Москву на конференцию актива для подготовки решений XXI съезда ВЛКСМ. В Олимпийской деревне начальство гуляло по-взрослому: банька, пьянка, девочки в нумерах. «Для провинциального мальчика увидеть уровень лицемерия московских номенклатурщиков - это был шок».

Театр абсурда имени Ионеско под руководством главрежа-студента Иконникова возник позже - в педуниверситете. Саша ставил «Лысую певицу» Эжена Ионеско, «Лицо» Зиг­фрида Ленца, сюжетную линию Ивана Бездомного из «Мастера и Маргариты» (Воланда играл будущий журналист Олег Прохоренко). Жюри на «Студенческой весне» резало абсурдистов нещадно, но зрители присуждали призы симпатий.

Монолог Иконникова - не на сцене, а по жизни (сегодня): «Уровень цинизма на Западе очень высок. Хорошо сказано в фильме «Брат-2»: «Здесь [на Западе] вообще всё просто так, кроме денег». Всем на всех наплевать. В Россию это придёт рано или поздно... Сегодня же в России - налёт социалистической общности, которая нас сплачивает. Нам вернули советский гимн, стали мы опять похожи на совок. Что Путик скажет, все тут же поддакивают, и никто ни хрена не делает. Этакий Back to the USSR: пушки-ракеты, старинные методы консолидации с властью через создание внешних и внутренних врагов... Смешно и забавно!

Но в Германии жить не хочу: мне там скучно. Меня интересуют эмоции, поэтому в бурлящей России мне, как Маяковскому, «хорошо!». Народу дали кусок хлеба, и народ затихарился. Он верит в царя и чинушку: вот приедет барин и какашки из туалета выметет. Перечитываю Салтыкова-Щедрина и за голову хватаюсь: больше ста лет прошло, и ничего не изменилось. И будет ли лучше? Не верю!».

По мнению Иконникова, в абсурдной ситуации следует сохранять ироничный взгляд на мир. Саша выводит формулу счастья: спокойная жизнь, домик в деревне (уже приобрёл), согласие с собой, дети. «Гёте хорошо сказал: не надо путешествовать вокруг света, чтобы понять, что небо везде синее...».

Михаил Коковихин

 

Иконников Александр Евгеньевич род. 4.03.1974 в Уржуме в семье служащих. Окончил инъяз Вятского гос. пед. ун-та (1998). Преподавал английский в с. Быстрица Оричевского р-на (1998-2000) и немецкий в Future School в Екатеринбурге (2000-01). Вернулся в Киров в 2001. Работает программистом и переводчиком. Рассказы опубликованы в фотоальбоме Анетты Фрик «Прогулка по Вятке» (Ausflug auf der Vjatka, Франкфурт, изд-во Rosenfeld, 1998). Книги, изданные в Германии: «Тайга блюз» (Taiga Blues, изд-во Alexander Fest, 2001), «Лизка и её мужчины» (Liska und ihre Maenner, изд-во Rowohlt, 2003). Переиздания - на фр., англ., ит., исп., порт., турецк. языках. ВАЗ 2104-07 («Жигули классика»). Жена Лена - программист. Детей пока нет. Пристрастия: Дидро, Шопенгауэр, Фрейд, Булгаков, Чехов, Ильф и Петров, Гессе, Макс Гольдт, Прокофьев, Лист, Любич («Ниночка», «Быть или не быть» и др.), Билли Уайлдер («В джазе только девушки» и др.), фильмы С. Бондарчука и Шукшина, путешествия по Европе, IT-технологии, Chesterfield красный, «пристрастия в спиртном? Я - абстинент». Интервью и рассказ «Гость» - см. binokl-vyatka.narod.ru/B17/index.htm

Плюсануть
Поделиться
Запинить