Главная » Вятская особая (архив) » Семейный подряд

Семейный подряд

 

А вы думали, семьи орудуют только на Сицилии да в американском кино?

Жуликами не рождаются, жуликами становятся. И становятся не так, чтобы раз и навсегда: обязательно бывает первый, пробный заход, когда предприниматель преступает закон как бы из интереса, чтобы посмотреть – сойдёт ли ему это с рук? А вот если правоохранители этот интерес вовремя не пресекут – тогда да, тогда пиши пропало. Тогда истцы начинают заваливать суды пачками поддельных документов, заёмщики – закладывать под обеспечение кредита чужое имущество, а мёртвые акционеры – подписывать дарственные своим конкурентам. И сам чёрт начинает ломать ногу, силясь понять, чем ООО «Хлебозавод Пятый» отличается от ООО «Хлебозавод Пятый» и, главное, чем они оба отличаются от ООО «Хлебозавод №5»?  

Один взгляд назад

А ведь так было далеко не всегда. И каких-то 15 лет назад в Кирове работало одно – понятное и приличное – ОАО «Хлебозавод №5», где директором служил Дмитрий Елькин, а в списке основных акционеров – помимо самого Дмитрия Владимировича с его 17% – значились Виктор Бабкин (18,6%), Фраил Абдуллаев (17,1%), Исраил Абдуллаев (17%) да Игорь Злобин (14,4%). И всё шло своим чередом, пока летом 2004 года Дмитрий Елькин не надумал избавиться от лишних ртов и прибрать предприятие под единоличный контроль. Ну, а так как любой законный способ расставания с акционерами предполагал денежные выплаты, – что Дмитрия Владимировича, очевидно, не устраивало, – то он решил пойти другим путём и попросту «кинуть» своих партнёров, выведя все активы прямо у них из-под носа.

Схема, которую применил Дмитрий Елькин, была незатейлива, но эффективна: сначала – под предлогом снижения расходов – он продал всю недвижимость хлебозавода матери своего ребёнка Ольге Пантелеевой, затем – якобы для оптимизации налогов – передал всё заводское оборудование в ООО «Хлебозавод №5», заранее учреждённое его другом Романом Смертиным, после чего уступил 100%-ную долю хлебозавода в этом ООО родному брату Ольги Пантелеевой (то есть дяде своего ребёнка) Сергею Чарушину. Ну, а чтобы придать содеянному видимость законности, провёл все сделки через собрания акционеров. Присутствовали на этих собраниях, правда, только три человека: сам Елькин да введённые им в заблуждение Бабкин и Злобин. Но так как их суммарная доля на 0,06% превышала требуемую по уставу половину, то решение всякий раз получалось как бы единогласным.

Презумпция невиновности

Фраил Абдуллаев, однако же, счёл, что из-за махинаций Дмитрия Елькина он как акционер оказался лишён права на свою долю в имуществе ОАО, причём в особо крупном размере. К тому ж выяснилось, что на бюллетенях общего собрания стоят его подписи, которых Фраил Мустафа-оглы не ставил. А потому он обратился в полицию с заявлением, попросив привлечь Елькина Д.В. к ответственности по ч.4 ст.159 («мошенничество в особо крупном размере») УК РФ. И в феврале 2006 года уголовное дело было возбуждено.

Правда, уже в декабре его прекратили за отсутствием состава преступления – хотя экспертиза и установила, что подписи за Фраила Абдуллаева «вероятно, выполнены другим лицом». В феврале 2007-го – по постановлению прокуратуры – расследование было возобновлено. А потом снова прекращено. А потом снова возобновлено – и так ещё несколько раз, пока в ситуацию, наконец, не вмешались влиятельные товарищи Дмитрия Владимировича. В итоге в ноябре 2012 года действия Дмитрия Елькина переквалифицировали на более «лёгкую» 201-ю статью («злоупотребление полномочиями») и загубили дело уже окончательно – по истечении срока давности.

Да, вынося последнее постановление, следователь признал, что «Елькин Д.В., преследуя цель выведения активов ОАО», в нарушение закона «продал аффилированным с собой лицам по заниженной цене имущественный комплекс», чем лишил «других акционеров, в том числе Фраила Абдуллаева», их законной доли. Но, во-первых, легче от этого признания Фраилу Мустафа-оглы не стало. А, во-вторых, – и это самое тревожное – никакой ответственности Дмитрий Владимирович не понёс. Кидалово сошло ему с рук. И он, почувствовав вкус безнаказанности, вместе со своими дружками устремился к новым высотам.

Ячейка общества

История с Фраилом Абдуллаевым, впрочем, была далеко не первым случаем столкновения Дмитрия Елькина с законом. Ещё в 80-е, грызя гранит науки в авиатехникуме, он схлопотал условный срок за то, что вечером на улице отобрал у мужика две бутылки коньяка, – то есть, извините, за банальный гоп-стоп. Не блистали новизной и первые опыты нашего героя в должности хозяина хлебозавода. В здании на Октябрьском, 79, регистрировалась (а то и просто арендовала кабинет) какая-нибудь ооошка с «хлебным» названием и предлагала поставщикам муки заключить с нею договор. Ну, а поскольку офис располагался на территории хлебозавода, то и сомнений в добросовестности контрагента у поставщиков не возникало. За пробные, небольшие партии муки расчёт производился своевременно. Но после первой же крупной поставки ооошка исчезала – естественно, не расплатившись.

Много ли таких закупок провернули наши жульманы, пока не налетели на серьёзных парней, сказать сложно. Однако превратить здание хлебозавода в «адрес массовой регистрации» им, бесспорно, удалось. Сегодня, по данным ФНС, в этом здании числятся 28 организаций. А сколько всего «однодневок» прошло через него за 15 лет, не сосчитать даже налоговикам.

Дмитрий Елькин, между тем, времени даром не терял и, пользуясь попустительством правоохранителей, собрал вокруг себя устойчивую группу граждан, этакую боевую семью, всегда готовую действовать в его интересах вне зависимости от того, насколько эти интересы законны. Лично Дмитрий Владимирович при этом в сомнительных историях предпочитал не светится – мол, не царское это дело. Хотя установить его причастность к той или иной скандальной сделке большого труда не составляло – было бы желание.

Я милого узнаю по походке

Дело в том, что круг доверенных лиц Дмитрия Елькина не так уж широк. Чуть выше мы упоминали Ольгу Пантелееву, которую многие для простоты называют его бывшей гражданской женой. Сам Дмитрий Владимирович с этим, правда, не согласен: «У нас только общий ребёнок, больше никаких отношений нет, – заявил он, в частности, на допросе у следователя. – Гражданской женой не являлась». Что ж: пусть будет так. Тем не менее, именно Ольга Владимировна значится сегодня 100%-ной владелицей ООО «Хлебозавод Пятый», зарегистрированного на Октябрьском, 79, – то есть по тому же адресу, как и большинство фирм, замешанных в описанных нами криминальных эпизодах.

И здесь в первую очередь вспоминается многострадальное ООО «Мега-плюс», где в соучредителях (а когда-то и в главбухах) ходила Ольга Трухина – то есть родная Дмитрию Елькину сестрёнка. Которая, будучи главбухом, оформила фиктивный вексель на 5,6 миллиона в пользу фирмы давнего партнёра своего братца – Андрея Буторина. А будучи владелицей 28,57%-ной доли ООО, умудрилась внести имущество «Мега-плюса» под залог кредита, полученного фирмой другого братова подручного – Александра Фалеева. Пусть даже для этого ей понадобилась подпись уже мёртвого соучредителя.

При этом Андрей Буторин, помимо истории с векселем, отличился ещё и тем, что, во-первых, «развёл» ООО «Гранит», продав ему за 8 миллионов уже заложенное в банк здание. А, во-вторых, представил в арбитраж как минимум девять фиктивных документов, чтобы взыскать несуществующий долг. Не раз звучала в наших статьях и фамилия Александра Фалеева, который, возглавляя ООО «Хлебозавод Пятый», попытался нагреть государство на 1,4 миллиона методом незаконного возмещения НДС, в тёмную использовав для этого фирму ещё одного знакомца Дмитрия Елькина – Романа Смертина, отбывающего срок в кубинской тюрьме.

По тому же «адресу массовой регистрации» оказалось прописано, к слову сказать, и ООО «Вкусный цвет», директор которого Дмитрий Ветошкин прогоняет через свой расчётный счёт платежи АО «Слободской молочный комбинат» (где он также числится в директорах), укрывая таким образом деньги и от налоговиков, и от многочисленных кредиторов АО, доведённого до банкротства усилиями своего же главного акционера, который обвешал предприятие кредитами, как новогоднюю ёлку. Причём сам Дмитрий Елькин в этой истории тоже как бы ни при чём, поскольку официально собственником контрольного пакета числится не он, а его пенсионерка-мать Галина Дмитриевна. Которая, напомним, получила контроль над АО только благодаря тому, что уже мёртвый акционер якобы подарил ей свои 8,33%. То есть и в этой истории без подписи мёртвого человека не обошлось.

...Я не силён в юриспруденции, и не мне судить, как правильно называть сплотившуюся вокруг Дмитрия Елькина группу товарищей – семьёй, табором, бригадой или организованным преступным сообществом. Но в одном я уверен на все сто: в нашем городе таких таборов быть не должно. И если местные правоохранители этого не понимают – пора бить тревогу на окружном и на федеральном уровне.

Кто-то должен это остановить.

«Вятская особая газета» №6 (413) от 21 мая 2018 года

Плюсануть
Поделиться
Запинить